(495)684-49-26, (495)688-44-47
(495)688-46-74, (495)688-56-56
e-mail: public@soundlab.ru

UAZ Patriot


Вектор с востока

Представьте себя птицей. Ну что вам, трудно, что ли? Представили? Тогда полетим, как полагается, строго на юг.

Если никуда не сворачивать, в полдень целясь в центр солнечного диска, а ночью (перелётные птицы по ночам не летают, но у нас время ограничено) направив хвост на Полярную звезду, то, покрыв расстояние 6000 километров, вы увидите с высоты вашего (как договорились — птичьего) полёта центр Найроби, столицы Республики Кения. Главное — не сворачивайте, правее будет Уганда, левее — вообще Сомали, вам надо? Если понравилось, давайте ещё слетаем, на этот раз берём курс на восток. Ровно на таком же расстоянии мы обнаружим город Комсомольск-на-Амуре. Такова география, ничего не поделаешь.

Второй из предпринятых нами вояжей сейчас повторяет вот этот автомобиль, только на предельно малой высоте, определяемой глубиной колдобин к востоку от Уральского хребта, где их (есть мнение) побольше, чем по пути в Найроби.

Как автомобиль и его хозяин дошли до жизни такой? Да обыкновенно. Простой, заурядный героизм, для Константина (это хозяин) уже довольно привычный, а «Патриоту» (это автомобиль) придётся привыкать. Путь из Комсомольска-на-Амуре в Москву Константин уже проделал в прошлом году, прибыв на финальный этап соревнований EMMA Россия. До Екатеринбурга — на поезде, дальше — своим ходом, у «Мерседеса», на котором выполнялся рейд, дорожный просвет сильно уступает стандартизованной сибирской колдобине. Тогда Константин получил специальный приз за пройденное расстояние, в Европу, увы, с ним одним не пускают, и он отправился домой, на берега Амура, имея в послужном списке седьмое место в классе.


Героям, однако, везёт, вернее, так: невезучие не становятся героями. Ещё до финала в Москве, в недалёком по дальневосточным меркам Владивостоке Константина познакомили с Александром Лысенко, прибывшим туда в качестве эмиссара EMMA, более того, удалось затащить маэстро «послушать корыто». Корыто (Mercedes C280) произвело на маэстро смешанное впечатление. Векторное, так сказать. Установка была безусловно интересной: Alpine Status «в головах», акустика — комплект Brax Matrix, мидбасы которого установлены в полу, даже не в кикапанелях, а под педалями слева и под каблуками — справа. Любопытная архитектура, которая показала некоторые преимущества перед традиционной и, увы, более многочисленные недостатки. В частности, по отзыву маэстро, необычно установленные мидбасы давали уникальную по азарту и выразительности «мясорубку» на среднем басе, а также отличную фронтальную локализацию всего баса, но стоило изменить положение собственных ног, как звуковая картина менялась, не всегда в лучшую сторону и почти всегда — в непредсказуемую.

Отзыв Лысенко был именно в таком ключе: концепция — правильная, реализация — неудачная. Отозвался — и уехал, думал, что был таков. Спустя некоторое время, уже зимой, перед воротами студии посигналил новейший, только что из салона (московского) УАЗ «Патриот» (ну хорошо, перед этим была договорённость по телефону, но уж позвольте от себя добавить драматизма).

Договорённость была такова: машина остаётся в студии на время, которое её руководитель сочтёт достаточным для установки действительно хорошей музыкальной системы. Тот же вектор, но с подправленными компонентами (в обоих смыслах). Хозяин улетает на малую родину, когда будет готово — вызовут телеграммой.


Как человек, привыкший к «Мерседесу», согласился пересесть на «Патриот»? А мы не знаем. Мы вообще не знаем, в чём признаки престижа и стиля в Найроби или Комсомольске-на-Амуре. Может, в Найроби министры ездят на «Жигулях», потому что «Ягуаров» колонизаторы оставили до дури, пусть на них лохи ездят? А то, что в Комсомольске-на-Амуре трёхлитровой «Тойотой» трудно впечатлить даже первоклассника, мне представляется интуитивно ясным. Или предстоит возводить недвижимость на брегах Амура, и для этого нужен транспорт. Адекватный грузам и дорогам? Откуда нам знать — «Патриот», так «Патриот». Машина была взята в практически базовой комплектации, хотя и топовая в исполнении Ульяновского автогиганта тоже, кажется, мультимедийную систему и спутниковый телефон не предполагает.

Отпустили хозяина восвояси, согласовав с ним общее направление работ, и взялись. Из системы, установленной в отпущенном на свободу «Мерседесе», взяли компоненты несомненные. Это прежде всего головное устройство и процессор F#1 Status. На выходах, предназначавшихся для ВЧ и СЧ, разметили установку фирменного лампового драйвера. Усилители — набор «Дженезисов», оптимизированный по мощности и максимальной «поканальности», тоже после изъятия из «Мерседеса» корректировки не потребовал. Наиболее суровая кара постигла фронтальную акустику. От полного трёхполосного комплекта Brax Matrix путёвки в новую систему получили только пищалки. От купольных среднечастотников отказались сразу, с ними Лысенко не брался с гарантией выстроить требуемую сцену, да и вообще это уже не тема. Среднечастотники были взяты... нет, найдены... нет, опять неверно — добыты 5-дюймовые и редчайшие на сегодня. Phoenix Gold Ti5 Mid из великолепной, но, увы, заброшенной производителем серии Elite. Пара таких чудом сохранилась в личном загашнике другого маэстро континентального масштаба, Андрея Вахтина, что уж ему пообещали достать взамен, история умалчивает. «Пятидюймовые среднечастотники — неоспоримая классика, и как всякая классика, наиболее трудна в установке». Приводим точку зрения Лысенко в виде прямой речи, тем более что ставить-то ему, а не нам.


Кажущаяся простой, даже примитивной установка СЧ и ВЧ-излучателей. Совсем скоро вы увидите, что там на самом деле

Пятидюймовая середина и шестидюймовые басы трёхполосного фронта — это не совсем гармонично, и на бас пошли 8-дюймовые DLS Iridium. Теперь состав был известен, требовалось придать ему нужную форму. Большая, плоская и как-то совершенно не по-советски тонкая дверная панель «Патриота» потребовала усиления существенно большего, чем обычная закатка в «шумку». Здесь на помощь пришла «яичная» технология (применённая Лысенко в своём «Фокусе», «АЗ» №5/2009). Суть её (по-прежнему) в том, что элементы жёсткости делаются из картонной тары из-под яйца куриного. Рельефные панели из рыхлого картона пропитываются полиэфирной смолой, она придаёт жёсткость, рельеф — известную всякому инженеру «строительную высоту», а заодно и рассеивает акустическую волну, излучаемую тыльной стороной диффузора почище всяких Френелей.

У внутренней панели благодаря множеству местных усилений и подштамповок жёстокости хватало, а герметичности достигли зашивкой всех окон «Алюмобондом» — трёхслойным металлополимреным материалом, популярным у дизайнеров всех мастей. Жёсткий, лёгкий, незвонкий, что ещё надо...

Басы обустроились в лучшем виде, помолясь, можно было приниматься за исполнение «5-дюймовой классики». Торпедо у «Патриота» состоит из двух частей. С верхней обошлись тоже по «яичной» технологии. Это для тех, кто помнит анекдот про то, как курочка снесла дедушке яичко. Начисто... (Хватит ржать, что вы, в самом деле...) Да, верхнюю часть — начисто, а вместо неё — новую, сварную из листа с насверленными (для последующих операций) отверстиями. Воздуховоды при этом переложили по-своему, выхлопные дефлекторы заменили позаимствованными у S-Max, а комбинацию приборов перенесли в центр. Это пока не установка среднечастотников, а лишь расчистка площадки.


Ниже «поясной линии» торпедо салон претерпел немного видимых трансформаций

Среднечастотники работают каждый в закрытом боксе объёмом чуть меньше 2 л. Боксы изготовлены из MDF толщиной 12 мм, снаружи и внутри усилены стеклотканью, а поверх ещё и слоем STP. Внутри нового торпедо боксы СЧ крепятся в нескольких точках. Главный узел крепления — стянутые между собой алюминиевые кольца, одно заделано в бокс при изготовлении, второе скреплено с металлической основой торпедо по хитрой технологии: в кольцо завёрнуты болты, которые потом залиты сверху (как и периферия собственно кольца) «Поксиполом». К скреплённым кольцам уже привинчена головка. Второй узел крепления, позволяющий разгрузить первый от вибрационных нагрузок — опорный кронштейн, которым бокс цепляется за стальной каркас торпедо.

Сверху приборная панель была доведена до нужной формы с помощью другого, «слабовспененного» рекламного пластика на полимерном компаунде, именно для того, чтобы он надёжнее цеплялся за сталь, её и насверлили столь заядлым образом. А чтобы избежать примитивного минимализма в формообразовании, по обе стороны козырька приборов сделали неглубокие ниши — сигареты положить или ещё что. Снизу, разумеется, то же буйство «Стандартпласта», что и на других металлических деталях кузова, даже пуще, с учётом условий работы.

Подиумы для пищалок сделали на основе уже имевшихся накладок на уголки зеркал, но для установки там «Браксов» пришлось пойти на технологическую хитрость. Дело в том, что Matrix 1.1 крепятся гайками, для которых внутри подиумов места было явно недостаточно. Тогда поступили так: в подиум заделали металлическое кольцо по диаметру металлического же корпуса пищалки, после установки корпус фиксируется стопорным винтом (без головки). К машине подиумы крепятся тоже забавно, с максимальным использованием штатных элементов: верхняя часть подиума надевается на приваренный (ещё в Ульяновске) крюк, нижняя — притягивается винтом, скрытым внутри подиума.


А вот первый признак трансформации радикальной. «На средину — равняйсь!»

Размещение в машине остальных, наиболее объёмистых, компонентов искомого вектора было выполнено, надо признать, с изяществом и рачительностью. Для части компонентов место нашлось под задним сиденьем, туда отправились процессор, ламповый драйвер и два наиболее критичных усилителя, СЧ и ВЧ. Остальные два (басовый и суббасовый), собранные «бутербродом» и снабжённые принудительной вентиляцией, встали в правое крыло, защитная крышка со стеклом при этом выступает в багажник существенно меньше, чем уже имевшийся кожух колёсной ниши внизу. Снимается она при необходимости довольно просто: два фиксатора внизу долой, и крышка поднимается вверх, как будто подвешена на крючках (да так оно и есть), а один из усилителей откидывается на петлях.

Левое крыло на тех же условиях занял сабвуфер. Объём закрытого ящика — 24,5 л, чего по виду не скажешь. А не скажешь, потому что частью своего объёма корпус сабвуфера уходит вниз, под силовую перемычку, которая его прижимает к месту, основная же нагрузка воспринимается балкой, расположенной вверху, к ней с тыльной стороны приклёпана квадратная стальная труба, несущая опорные кронштейны. Несмотря на довольно сложную форму, корпус полностью собран из MDF, а наиболее опасная с точки зрения вибраций плоская задняя панель усилена рёбрами жёсткости. Потом всё покрыто полиэфирной смолой, а внутренняя часть дополнительно вибродемпфирована.

На плечи другой могучей сварной конструкции опирается и головное устройство, которое почти в последний момент решили всё же дополнить компактным («полдиновым») выдвижным монитором. Хотя вся система затачивалась под звук, нельзя исключить вероятность, что хозяину придёт в голову поставить на воспроизведение не CD и даже не DVD Audio, а DVD как таковой. Путь предстоит долгий, как до Найроби...

SUM

  • Тип системы: аудио
  • Состав: 3-полосный фронт + сабвуфер
  • Источник: Alpine DVI-9990
  • Процессор: Alpine PXI-H990 + Phant Audio Tube Driver 4
  • Монитор: Challenger CH-2100
  • Усилители: Genesis Stereo 100, Dual Mono, Dual Mono Extreme
  • Акустика: DLS Iridium 8i, Phoenix Gold Elite Ti5 Mid, Brax Matrix 1.1
  • Сабвуфер: Peerless XXLS 12

SQ

Женский голос в «Патриоте» оказался безукоризненно сфокусированным, впрочем, не он один, здесь опять мы услышали ясно выраженную локализацию баса. Локализацию не только по оси машины (она отчётливо фронтальная), но и по фронту: бас формирует звуковое облако над козырьком приборов, и ни на одном из прослушанных фрагментов артисты своё место на сцене не покидали. Семь барабанов не только безупречно встали по фронту звуковой сцены (это в системе такого уровня само собой разумеется), но и тонально совершенно не различаются, такое происходит реже. Если говорить не о деталях, а об общих особенностях звучания системы (а они есть у любой), то в первую очередь это чёткое, иногда даже немного демонстративное разделение источников звука, никакие инструменты, даже соседние барабаны, друг на друга не наезжают. Контуры рояля в блюзовом треке 12 можно обвести мелом на торпедо (если позволят), и инструмент ни разу за меловую черту не заступит. Тембрально, иногда создавалось впечатление, верхние форманты голоса звучат менее ярко, чем мы привыкли, как будто певица держит руки у лица, ещё не рупором, но где-то близко. А когда система способна создать такую иллюзию, это уже кое-что значит. И другая особенность: система удивительно реалистично передаёт характер помещения, зал звучит, как зал, клуб — как клуб и никак иначе...

RTA

АЧХ в салоне этой машины можно было бы даже не обсуждать, если бы не одна подробность — видите, как нижний бас начинает спадать по уровню ниже 50 Гц? Как оказалось, это результат намеренной коррекции, 12-дюймовый Peerless мог бы сыграть и ниже, но салон «Патриота» воспринимал эти его намерения как-то болезненно, в звучании появлялись признаки гудения. И Лысенко стал искать компромисс между глубиной баса и естественностью его звучания. То, что он нашёл, вы сейчас видите. Что же касается непривычного звучания в верхней части спектра, отнесём это на счёт более тонких материй, нежели банальная АЧХ, из хода частотной характеристики на верхних частотах это никоим образом не вытекает, она здесь неприкрыто безупречна.

IN



Назад в раздел
© 2009. Sound Lab. The science of music. Все права защищены и охраняются законом.